Триумф и трагедия казахского посла из советского государства. Как история Ближнего Востока хотела измениться, но не изменилась

В октябре 1931 года пароход «Катерина» вошел в воды Суэцкого канала, ознаменовав своим прибытием успешное завершение «бензиновой сделки» между СССР и Саудовской Аравией. По описям того времени, на борту «Катерины» было 50 тысяч «ящиков» с советским бензином и такое же количество керосина. Всего одной поставкой Москва закрыла стратегическую потребность в нефтепродуктах для новорожденного саудовского государства, еще не подозревавшего о колоссальном океане углеводородов, раскинувшемся под его пустынными землями.

Получив телеграмму о прибытии парохода, продумавший и организовавший «бензиновую сделку» посол СССР собрался отплывать в очередной трудовой отпуск. Внезапно на причале появился со своей свитой Абдулла Сулейман – министр финансов Саудии. Могущественный сановник и доверенное лицо монарха пришел лично проводить советского полпреда – знак наивысшего уважения от королевской семьи, которого и близко не удостаивались дипломатические представители других стран.

Это был миг триумфа Назира Торекулова – первого казаха, ставшего послом Советского Союза и добившегося на этом посту потрясающих результатов.

Глядя с палубы корабля на удаляющийся берег Хиджаза, он удовлетворенно улыбался: благодаря усилиям посла, саудовское королевство все сильнее отворачивалось от Запада и готовилось надолго упасть в объятия СССР.

torekul 2

Назир Торекулов (сам он писал свою фамилию как «Тюрякулов», так она записана и в архивных документах, но я все-таки предпочитаю более аутентичный вариант) родился в 1892 году в семье богатого торговца хлопком из Южного Казахстана. Получив прекрасное религиозное и светское образование в Туркестанском генерал-губернаторстве, юноша отправился на учебу в Московский коммерческий институт, где сумел блеснуть талантами и предрасположенностью к изучению иностранных языков.

На его беду в 1916 году имперское правительство издает указ о мобилизации «коренного населения» Туркестана на военно-тыловые работы, и Торекулов бросает университет на третьем курсе, перейдя на работу во Всероссийский земский союз в качестве инструктора по работе с мобилизованными туркестанцами, чтобы помочь соотечественникам.

Там же он создает подпольное общество «Еркін дала» (Вольная Степь), основным предназначением которого должна была стать национально-освободительная борьба за независимость Туркестана.

Однако случилась Февральская революция, за ней пришла Октябрьская. Перед молодым человеком возник сияющий путь к освобождению не только своего народа, но и всех угнетенных народов Земли. Немудрено, что в 1918 году Торекулов добровольцем вступил в Красную армию. Он был членом Реввоенсовета Туркфронта, секретарем ЦК ВКП (б) Туркестана, членом Среднеазиатского бюро ВКП (б).

За три года деятельный и решительный Назир взобрался на пик своей политической карьеры – в 1921 году он становится председателем ЦИК Туркестанской АССР, то есть фактическим руководителем большей части современной Средней Азии. Пост главы центрисполкома Туркестана он унаследовал от знаменитого Турара Рыскулова.

torekul 4

Такой кадр не мог остаться без внимания человека, однажды сказавшего, что «кадры решают всё». В 1922 году Назир Торекулов был переведен в Москву, на должность председателя правления Центрального издательства народов СССР. Политически важный пост: центриздательство играло заметную роль в утверждении господства советской идеологии и коммунистического мировоззрения в республиках Союза. Занимать его должен был человек не просто с широким кругозором, но с тонким чутьем и глубоким пониманием всех оттенков и нюансов мышления новообразованного советского народа.

За шесть лет работы руководителем Центрального издательства Торекулов много сделал для развития просвещения и книжного дела в СССР.

Он редактировал книги на русском и тюркских языках, отдельные издания выпускались с его личными предисловиями. Так продолжалось до 1928 года, когда таланты Торекулова срочно потребовались на другом фронте…

Вернемся немного назад по маршрутам истории – лет так на двести. В начале 18-го века на Аравийском полуострове возник могучий союз меча и минарета: военный вождь Мухаммад ибн Сауд объединился с харизматичным проповедником Мухаммадом ибн Абд аль-Ваххабом, создав новое политическое формирование на карте Ближнего Востока.

Спустя 73 года турецкий военачальник Мухаммед Али-паша смёл королевство Сауда с лица земли и привел Аравию под власть Османской империи. Однако династия оказалась крепкой – всего через десяток лет независимое саудовское государство возродилось, избрав своей цитаделью город Эр-Рияд. Второе королевство просуществовало чуть меньше первого – 67 лет – и на этот раз было уничтожено не внешним врагом, а соперничающим кланом Рашиди.  В 1889 году остатки семьи Саудов бежали в Кувейт, где надеялись набраться сил для мести.

torekul 1

В 1902 году молодой Абдул-Азиз аль-Сауд решительным ударом сокрушил гарнизон Эр-Рияда, овладев бывшей столицей своего рода и расправившись с губернатором из семьи Рашиди. Так началась третья серия саги о строительстве саудовского королевства. Вот её краткая хроника: в 1904 г. Рашиди обратились за помощью к Османской империи. Турки ввели свои войска, но на сей раз потерпели поражение и удалились. В 1912 Абдель Азиз захватил весь Неджд – регион вокруг Эр-Рияда. В 1920 году, используя материальную поддержку англичан, Абдул-Азиз окончательно разбил Рашиди.

В 1925 году была захвачена Мекка. 10 января 1926 года Абдул-Азиз аль-Сауд был объявлен королём Хиджаза – исторической области, в которой зародился ислам и в которой находятся Мекка и Медина. К 1927 году был захвачен почти весь Аравийский полустров.

В 1932 году покоренные огнем и мечом Неджд и Хиджаз были слиты воедино под новым названием: Королевство Саудовская Аравия.

Это было время великой смуты и потрясений. Эпоха, в которой от души порезвился легендарный военный разведчик Его Величества – Лоуренс Аравийский. Чувствовавший себя в арабском мире, как рыба в воде, Эдвард Лоуренс поднимал и гасил восстания, побеждал османскую интервенцию и перекраивал ближневосточный ландшафт в соответствии с пожеланиями британской короны. 

Достаточно беглого взгляда на карту сфер влияния того времени, чтобы понять: государство Саудов было обложено британскими сателлитами, как запеченный гусь яблоками. В таких условиях Абдул-Азиз был вынужден не просто оглядываться на Лондон, а обоими глазами следить за малейшими изменениями настроения на Туманном Альбионе.

torekul 7

Ближневосточные монархи, конечно, не жаждали променять османское ярмо на британское. Им хотелось настоящей независимости и свободы действий. Тем более что лично аль-Сауду Англия уже «ставила на вид», так как в процессе создания и укрепления своего королевства он сверг хашемитского шерифа Хусейна, пользовавшегося политическим покровительством Британской империи.

Однако для создания баланса сил и проведения независимой политики необходим был союзник, как минимум сопоставимый по силе и влиянию с обитателями Вестминстерского дворца. И тут выяснилось, что у «диких большевиков» тоже есть восточная политика и восточные интересы…

К началу 30-х годов Советский Союз имел официальные дипломатические отношения всего лишь с тремя десятками государств мира. Естественно, что назначение каждого посла – или, как их тогда называли, полномочного представителя СССР, полпреда – рассматривалось на самом высоком уровне.

В 1927 году на должность «полпреда СССР в Королевстве Хиджаз, Неджд и присоединенных областях» (как мы помним, Саудовской Аравии еще не существовало) управление кадров ЦК ВКП(б) рекомендовало Умара Алиева, политического деятеля с Северного Кавказа, в совершенстве владевшего арабским языком.

Однако глава НКИД – Народного комиссариата иностранных дел – обратился со специальным письмом к генеральному секретарю ЦК Иосифу Сталину, в котором говорилось, что Умар Алиев, безусловно, очень хорошо знает арабский язык, но полноценно проводить политику государства в арабском мире сможет только Назир Торекулов, председатель Центриздата СССР.

Выдержка из письма: «выдающиеся способности Н.Тюрякулова позволяют ему обозревать весь мусульманский мир от Марокко до Индонезии; его интеллектуальный потенциал, знание мусульманского мира и миросозерцание позволяют надеяться, что такой человек сможет полноценно выполнять функции полпреда СССР».

По прямому указанию Сталина, вопрос о назначении Торекулова был рассмотрен и решен на заседании Оргбюро (22.11.1927), а затем и Политбюро ЦК ВКП(б) (24.11.1927). В конечном итоге, Постановлением Президиума ЦИК СССР от 15 декабря 1927 года Торекулов был назначен полпредом.

Прибыв в Джидду после долгого плавания через Одессу, Стамбул и Неаполь, полпред энергично взялся за дело. Уже через три дня после того, как борт доставившего его парохода «Франческо Криспи» коснулся аравийского причала, Торекулов был в Мекке, где вручал верительные грамоты сыну короля – принцу Фейсалу.

torekul 12

Сам Абдул-Азиз аль-Сауд отсутствовал в стране, однако в теплом послании на имя Михаила Калинина не преминул обозначить свое позитивное отношение к назначению нового посла: «Одной из причин нашей радости явилось получение Вашего письма,  в котором Вы сообщаете, что желание Вашего великого правительства укрепить дружественные связи, существующие между нашими странами, побудило его к назначению Его Превосходительства Назира Тюрякулова дипломатическим агентом и генконсулом при нас. Ввиду нашего отсутствия из Хиджаза, Ваш агент был надлежащим образом встречен сыном нашим Фейсалом, являющимся нашим наместником в Хиджазе. Заверяем Вас, что он встретит от нас и членов нашего правительства уважение и наилучшее отношение для укрепления существующих между обеими странами дружественных связей».

Обещание аль-Сауда насчет «уважения и наилучшего отношения» не было пустой протокольной формальностью.

За 8 лет работы в стране, которая на его глазах превратится в Саудовскую Аравию, Торекулов пользовался особым расположением короля, его семьи и ближайшего окружения. Ему удалось выстроить очень близкие, почти родственные связи со всеми влиятельными лицами саудовского королевства.

Уважение и авторитет советского полпреда были полностью заслуженными. Как мы уже знаем, до своего назначения арабским языком Торекулов владел хуже, чем его конкурент в борьбе за дипломатический пост. Однако вскоре после приезда в страну аккредитации полпред в совершенстве изучил арабский, чем выгодно отличался от, например, послов Англии и Франции, вынужденных пользоваться услугами переводчика.

Еще один важный момент: дикорпус размещался в Джидде, а двор короля – преимущественно в Мекке. Таким образом, в отличие от европейских посланников, которые не имели доступа на «священную землю» Мекки, правоверный Назир имел возможность регулярных встреч с первыми лицами государства. Вот, вашему вниманию краткий обмен телеграммами с королем как подтверждение сложившихся дружеских отношений.

Вернувшись из очередной поездки в Джидду, полпред пишет: «Его Королевскому Величеству. Прибыл в Джидду. Буду счастлив в ближайшее время лично засвидетельствовать мое почтение». Аль-Сауд отвечает всего через несколько часов: «Его Превосходительству Полпреду СССР. Благодарим и выражаем нашу радость по случаю вашего благополучного прибытия. Мы готовы назначить время встречи после вашего приезда в Мекку. Абдул-Азиз». Все очень просто и неформально. Особенно для арабского Востока.

torekul 16

Большинству же иностранных дипломатов приходилось довольствоваться нечастыми визитами двора в Джидду. Правда, некоторые, особо ловкие, находили выход из ситуации и принимали ислам. Так поступил, например, английский советник короля Джон Филби, который без лишних раздумий сменил вероисповедание и стал Абдуллой Филби. По этому поводу Торекулов написал в Москву: «Приняв ислам, Филби выехал в Мекку. Совершив обряды в храме, последовал в Таиф. Друзья его встречали торжественно… Филби беспрерывно сидит в Мекке, при короле. Слухи: он добивается у короля концессии на постройку электростанции и, якобы, в Лондоне устраивает для короля заем в 800 тыс. фунтов». Безусловно, добиться внимания правителя и удержать его – непростая задача.

Однако британец не учел, что излишняя опека выводит из себя властолюбивого монарха, в результате чего, несмотря на близость к королю в качестве его личного советника, он постепенно уступал во влиянии «другу Назиру». Торекулов крепнет как авторитетная фигура, вхожая в любые двери королевства.

К 1930 году он становится «дуайеном», то есть старшиной, дипломатического корпуса в Хиджазе. Об этом он пишет наркому иностранных дел Литвинову: «Исторический спор с англичанами из-за старшинства в дипкорпусе считается законченным в нашу пользу… На официальных торжествах я занимаю первое место, Риан (британец) — второе, французский поверенный в делах м-сье Мегре — третье, Айноль-Мольк (перс) — четвертое… Риан держится по отношению ко мне весьма корректно, обращаясь ко мне, как к старшине».

А вот еще, на первый взгляд, вроде бы бытовой, но на самом деле глубоко политический момент. Здравоохранение для арабских стран в то время было одним из самых сложных вопросов. И Аравия не была исключением, а скорее наоборот, принимая во внимание отсутствие в аравийских странах западных специалистов, работавших на постоянной основе. Для королевства Абдул-Азиза настоящим подарком стало открытие при посольстве терапевтической клиники и прибытие советских докторов. Тем более, что некоторые из них были узкими специалистами, и к тому же женщинами.

Как пишет научный сотрудник Российского института стратегических исследований Павел Густерин: «наличие врача-женщины имело особые преимущества в том плане, что в условиях саудовского общества того времени не каждый муж мог решиться на то, чтобы его женщин осматривали медики противоположного пола. Миссия жены советского полпреда, принимавшей по 15–20 больных женщин и детей в день, особо ценилась как простыми людьми, так и знатью…».

Да, супруга главы дипмиссии Нина Александровна Салмина-Торекулова, врач по профессии, принимала в работе советской клиники самое активное участие. Уважение к ней в столице Саудии выросло до небес, почти сравнявшись с непререкаемым авторитетом ее мужа.

При полпредстве был открыт также и стоматологический кабинет, где работал прибывший в Джидду в 1932 г. советский дантист Мерзон. «Без шума и крика, — писал Торекулов, — он «побил» сирийцев и местных зубодеров…».

Советской стороне саудовцами была выражена благодарность еще в 1929 г., когда для борьбы со вспышкой инфекционных заболеваний в Аравию прибыл известный бактериолог Машковский. Одним из вылеченных им от малярии пациентов оказался сын Абдул-Азиза, принц Фейсал аль-Сауд.

torekul 5

torekul 6

Активная работа советского дипломата продолжалась. В 1931 году Торекулов подготовил и реализовал описанную выше «бензиновую сделку» – первый контракт на поставку в Саудовскую Аравию 100 тысяч «ящиков» нефтепродуктов. В этом, как сейчас бы сказали “тендере”, советский Нефтесиндикат выиграл и у англичан, и у американцев, и у голландцев. Сильный удар по западному, особенно британскому влиянию в Аравии!

Тогда же удалось отменить действовавший в отношении Советского Союза дискриминационный торговый режим и запрет на официальное торговое представительство.

Возможно, единственное, что не удалось в итоге сделать Торекулову в качестве посла СССР – добиться подписания Договора о дружбе и сотрудничестве между Советским Союзом и Королевством Саудовская Аравия. Препоной послужил пункт о паломниках из СССР.

Король настаивал, чтобы 1000 советских мусульман ежегодно могли совершать хадж в Мекку. Москва, несмотря на настоятельные рекомендации Торекулова на это не шла.

Понятно, что добровольно отдать своих граждан на “религиозное одурманивание” Кремль не мог. Но не менее принципиальным был этот вопрос и для аль-Сауда, так как до нефтяного бума основным источником бюджетных доходов аравийского королевства были как раз многочисленные паломники, прибывавшие на хадж. В результате договор, так и не был подписан.

Однако сам Торекулов, разумеется, хадж совершал неоднократно. Вот как об этом пишет Гаяз Исхаки, видный деятель татарского национального движения, бывший в эмиграции: «На улицах Мекки при нескончаемых звуках клаксона появился автомобиль, украшенный красными флажками с серпом и молотом. В нем сидели двое. …Тот, что был помоложе, был ни кем иным, как Назиром Тюрякуловым, представителем Советов в Хиджазе, членом Коминтерна. …Немедленно стало известно, что советский представитель прибыл для совершения паломничества. И на самом деле, г-н Тюрякулов, как и другие мусульмане, совершал обряды хаджа. Поприсутствовав на всех торжественных молебствиях и выполнив все обряды, г-н Тюрякулов отправился в Медину для того, чтобы поклониться могиле Пророка. Как и в Мекке, г-н Тюрякулов в Медине разговаривал с влиятельными паломниками с Явы, из Индии, Туниса, Алжира. …Он говорил им об отвратительной политике англичан по отношению к мусульманам в Индии, о политике Франции по отношению к мусульманам Туниса и Алжира, о политике Голландии по отношению к мусульманам Явы. Он выражал надежду на то, что мусульмане этих стран при поддержке советской власти не замедлят освободиться от иностранного гнета».

А летом 1932 года полпред организовал официальный визит в Москву саудовской правительственной делегации во главе с наследным принцом Фейсалом.

Что-то частенько приходится упоминать эмира Фейсала. Но ведь какой масштабной фигурой стал впоследствии этот неприметный юноша! Именно Фейсал, будучи уже полноправным королем Саудовской Аравии, вызвал в 1973 году жесточайший нефтяной кризис в истории, волевым решением прекратив поставки “черного золота” США и западным странам в наказание за поддержку Израиля в войне Судного дня.

torekul 10

Итак, важный визит, ставший, пожалуй, одним из главных политических достижений Назира Торекулова на посту полпреда.

Обе стороны отнеслись к визиту очень серьезно. Москва понимала, что она будет принимать не просто сына саудовского монарха, безусого юнца, а престолонаследника, будущего короля дружественного государства. Саудовская же сторона рассчитывала достигнуть с правительством СССР договоренностей о предоставлении советских товарных кредитов на миллион фунтов стерлингов сроком на 10 лет.

Арабская делегация была принята председателем ВЦИК Калининым, а также председателем Совнаркома Молотовым и и.о. наркома иностранных дел Крестинским.

Хозяева встречи позаботились о том, чтобы насыщенная официальная часть приема сочеталась с обширной культурно-ознакомительной программой. В поездке по стране саудовского принца и его свиту сопровождали известные в стране люди во главе с Климентом Ворошиловым.

Гости посещали заводы и фабрики, пионерские лагеря, слушали оперу "Севильский цирюльник" в филиале Большого театра, смотрели футбольный матч на стадионе "Динамо". Побывали они и в Ленинграде. Во время посещения местного завода телефонного оборудования "Красная заря" принцу Фейсалу подарили автоматическую телефонную станцию (АТС), которая в то время была технической новинкой.

В итоге первая в Саудовской Аравии АТС была установлена в городе Эт-Таиф. К работе ее подготовил советский инженер В.Шитов, направленный для этого в Саудовскую Аравию в командировку. В отчете о командировке инженер Шитов написал: «…первый разговор по автоматическому телефону произошел между королем Арабско-Саудовского государства и Полпредом СССР тов. Тюрякуловым. Этот разговор послужил началом пуска станции в эксплуатацию».

Король с самого начала проявлял повышенный интерес к установке АТС и всему, что было с этим связано. Он был очень доволен, судя по его восторженной реакции и тому, как в официальных письмах на имя полпреда и наркома иностранных дел Литвинова он буквально рассыпался в благодарностях за столь полезный подарок и подготовку саудовских кадров по обслуживанию АТС.

По завершении работ король в торжественной обстановке принял Торекулова и Шитова и отметил их заслуги “часами и арабскими костюмами”.

Казалось бы: атмосфера всеобщей любви и взаимной приязни. Действительно, личная дружба между Абдул-Азизом и Назиром Торекуловым уже перерастала в нечто большее – в межгосударственный союз. Именно в те дни аль-Сауд признался полпреду, что дружба с Советским Союзом особенно ценна для него. “Я верю”, - добавил король: “если наступят тяжелые времена, СССР станет моим панцирем”.

Саудовская Аравия готовилась всерьез и надолго упасть в объятия советского государства и, возможно, направить всю историю Ближнего Востока по другому пути.

torekul 8

Однако в 1936 году успешного полпреда внезапно отзывают обратно в Москву и ставят в кадровый резерв НКИД. А чуть позднее за ним приходят сотрудники НКВД – начинались сталинские чистки во внешнеполитическом ведомстве, наступал 37-й год…

torekul 13

3 ноября 1937 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала Назира Торекуловича Торекулова виновным в пантюркистской агитации и призывах к террору в отношении советских государственных деятелей. Приговор – высшая мера наказания. Расстрел. Приговор приведен в исполнение в тот же день.

torekul 11

Его супруга Нина Александровна также была репрессирована. По горькой иронии судьбы отбывать срок ее отправили на родину мужа – в печально известный Акмолинский лагерь жен изменников родины – где она и скончалась.

Потрясенный известием о страшной расправе над «братом Назиром», Абдул-Азиз аль-Сауд передал по дипломатическим каналам советскому правительству, что отныне он послов Москвы у себя видеть не желает. Дипломатические отношения между двумя странами были разорваны и не восстанавливались еще полстолетия - до 1990 года.

torekul 14

torekul 15

История Ближнего Востока пошла по известному нам пути.

Главным источником информации и фотографий для этого материала послужила замечательная книга Таира Мансурова «Полпред Назир Тюрякулов. Дипломат, политик, гражданин». В годы своей службы на посту посла Казахстана в России Таир Аймухаметович воспользовался личной дружбой с главой МИД Евгением Примаковым, получив доступ ко всем советским архивным материалам, имеющим отношение к Назиру Торекулову. Академик Примаков также лично написал вступление к появившейся в итоге книге, отметив выдающуюся роль первого казахского полпреда в становлении советской дипломатии.

Другие источники: журнал «Созвучие», журнал «Дипломатический вестник», журнал «Россия в красках», Википедия.

 

НАЗИР ТОРЕКУЛОВ – СВОЙ СРЕДИ ЧУЖИХ – фильм телеканала «Білім және Мәдениет»

 

Жанболат УСЕНОВ

Автор:
Жанболат УСЕНОВ

известный блоггер, профессиональный дипломат

yvision.kz Resurs Facebook Twitter Google Plus Youtube Instagram Linkedin VKontakte

ТОП-5 месяца

    Реклама

    социальная

    рекомендация

    коммерческая