Транснациональные компании и конвергенция

В настоящее время важными акторами международной системы отношений являются транснациональные компании, формирующие совершенно новую глобальную реальность.

Восхождение восточных гигантов

Ключевым трендом, определяющим главный вектор развития в этой сфере, становится эрозия доминирования американских корпораций и постепенное восхождение восточных корпоративных гигантов. Этот процесс нагляднее всего демонстрирует рейтинг крупнейших мировых компаний «Global 500» ежегодно составляемый журналом Fortune.

Так, в 2005 году в ТОП-10 глобальных корпораций входило семь американских компаний и всего одна из Азии (Япония), в то время как спустя всего одно десятилетие в 2015 году в нем осталось только две корпорации из США, а представительство азиатских компаний расширилось до четырех (3 – из Китая, 1 – из Японии). В целом, по версии журнала Fortune сегодня корпорации трех азиатских стран Китая, Японии и Южной Кореи составляют 35% списка 500 глобальных компаний мира по итогам 2015 года.

Вместе с тем, стоит отметить, что снижение американского представительства в глобальных корпоративных рейтингах происходит в основном за счет количественных показателей (объем выручки и стоимость активов), в то время как качественная составляющая (технологии и эффективность управления) все еще позволяет им занимать лидирующие позиции в мире.

Так, например, в рейтинге ТОП-50 самых инновационных компаний мира 2015 года Boston Consulting Group в первую десятку входят шесть американских корпораций во главе с Apple, Google и Tesla, азиатские компании в ней представлены Samsung и Toyota . При этом во всем этом рейтинге американские компании составляют почти 60%, в то время как азиатские только 20%. Это наглядно демонстрирует феноменальную технологическую мощь корпоративного сектора США, базирующуюся на качественном человеческом капитале и научно-исследовательских достижениях.

Схожая картина наблюдается и в стоимости брендов ведущих корпораций мира, которая во многом отражает эффективность менеджмента и маркетинговых стратегий. Согласно рейтингу международной консалтинговой группы Interbrandв ТОП-100 самых дорогих глобальных брендов 2015 года входят восемь американских компаний во главе с Apple, Google и Coca-Cola, а зиатские компании в этом рейтингепредставляют Toyota и Samsung.

Здесь стоит отметить, что корпоративный бренд Apple оценивается в 170 миллиардов долларов – это практически сопоставимо со стоимостью национального бренда Казахстана.

Вместе с тем, в общем списке самых влиятельных глобальных брендов на долю американских компанийприходится более 50%, в то время как азиатские корпорации составляет в нем около 10%.

Данный факт убедительнее всего говорит о том, что американские предприниматели лучше других используют возможности глобального рынка, успешно создавая и продвигая на нем новые уникальные продукты, востребованные потребителями как развитых, так и развивающихся стран. Таким образом, популярные во всех «закоулках планеты» американские корпоративные бренды формирует позитивный имидж США, усиливая ее «soft power» и культурную притягательность для всего мира.

В целом, в настоящее время в американском корпоративном секторе наблюдается все более усиливающийся тренд по смене приоритетов с традиционного пути развития на инновационные модели роста, когда вместо стратегии экстенсивного расширения делается ставка на интенсивные методы и качественное улучшение своей деятельности.

Важно понимать, что восхождение азиатских компаний, преимущественно китайских, в глобальном масштабе во многом определяется количественными параметрами, в то время как технологическое первенство и лидерство в менеджменте все еще принадлежит американским корпорациям. Однако в последнее время присутствие китайцев в мировом технологическом секторе становится все более заметным, благодаря таким компаниям как China Mobile, Tencent, Baidu, Huawei и многим другим.

Стратегия конвергенции

Большой не значит лучший, зачастую чрезмерный объем и масса вредят «экономическому здоровью», делают организм малоподвижным и слабоуправляемым. Эффективность не означает доминантного положения на рынке, существует множество примеров, когда лидерами отрасли являются небольшие компании, которые смогли за счет инноваций и грамотного менеджмента добиться значительных успехов в своей сфере. При этом не обязательно принадлежать к сектору высоких технологий, любая компания может стать инновационной, даже в такой традиционной отрасли как добыча и транспортировка углеводородов.

Например, по итогам 2015 года Boston Consulting Group в ТОП-10 глобального рейтинга самых доходных компаний мира включила американскую нефтегазовую корпорацию Cheniere Energy, которая осуществляет свою деятельность на рынке добычи и транспортировки сланцевого газа.

Имея рыночную капитализацию всего около 10 миллиардов долларов, она значительно превзошла по показателю средневзвешенного совокупного дохода акционеров (total shareholder return), признанных лидеров углеводородного сектора, имеющих капитализацию в несколько сотен миллиардов долларов. Национальная компания Казмунайгаз также обладает значительно большей капитализацией, чем Cheniere Energy. В этом смысле данный пример демонстрирует важность адекватного стратегического планирования, когда ограниченные ресурсы небольшой компании своевременно концентрируются на очень узком направлении, за счет такой точечной специализации они способны на равных конкурировать с гигантами рынка, а в некоторых случаях добиваться более лучших результатов.

Вместе с тем, лидером глобального рейтинга самых доходных корпораций мира является биофармацевтическая компания из США Pharmacyclics, которая целенаправленно разрабатывает такие инновационные темы как геномика и персонализированная медицина.

Ее лидерство закономерно, поскольку в современных условиях построение эффективных бизнес-моделей тесно связано с поиском новых идей, в том числе и в смежных направлениях.

Их системное изучение помогает предпринимателям открывать нестандартные пути для роста – находить удачные технологические решения в соседних отраслях и использовать свои собственные наработки и опыт для продвижения на новых рынках.

В условиях сверхплотной мировой конкуренции, успешные коммерческие корпорации стремятся в своих стратегиях к конвергенции – сближению различных отраслей экономики. К примеру, одна из лучших биофармацевтических компаний мира Bayer Pharmaceuticals начала развивать свою деятельность в области растениеводства. В свою очередь продвинутые химические компании находят новые способы применения низкомолекулярных веществ в производстве косметики, продуктов питания и вкусовых добавок. Глобальные лидеры нефтегазового сектора занимаются активным развитием альтернативных источников энергии.

Для успешного продвижения на мировых рынках ведущим казахстанским компаниям необходимо также активно использовать стратегию конвергенции, которая во многом схожа с междисциплинарным подходом в науке, позволяющим добиться впечатляющих результатов при поиске прорывных идей для решения застарелых проблем и открытия новых направлений развития. В этом контексте такие компании как Казмунайгаз и Казатомпром могут искать варианты для усиления своих рыночных позиций в секторе альтернативной энергетики, в то время как Казакстан темир жолы и Казпочта имеют отличные перспективы в сфере логистики и электронной коммерции. Вместе с тем Казкоммерцбанк и Народный банк способны добиться существенного прогресса на рынке мобильных технологий и интернет-банкинга. Однако наиболее высокими шансами на успех обладает Казахтелеком в случае системного выхода на рынок масс-медиа и интертеймента.

Стратегические альянсы

Помимо конвергенции важным фактором повышения эффективности чемпионов корпоративного сектора Казахстана, может стать концентрация усилий и ресурсов на каком-то одном из ключевых направлений и поиск новой перспективной рыночной ниши на стыке традиционных отраслей экономики.

Нужно понимать, что изначально, стратегия являлось искусством генералов, в котором главным элементом было умение обеспечить подавляющее превосходство на узком участке фронта для решающего прорыва и достижения победы. Казахстанским компаниям необходимо жестко придерживаться этого базового принципа стратегического мышления, поскольку по меркам глобального рынка они в своем большинстве являются скромными игроками, обладающими незначительными материальными ресурсами и финансовыми возможностями. 

Кроме этого, увеличить шансы на успех нашим корпорациям в глобальной конкуренции с мировыми гигантами позволит также выстраивание равноправных партнерских отношений с профильными компаниями из стран условного «среднего класса» с соответствующим уровнем технологического и бизнес развития.

Создание отечественным бизнесом стратегических альянсов с партнерами из этих государств откроет уникальные возможности для эффективного объединения финансово-материальных ресурсов и профессиональных компетенций.

Данный формат мягкой экономической интеграции может быть ориентирован на разработку каких-то конкретных продуктов, продвижение новых проектов, обмен технологиями, осуществление совместных инноваций, распределение инвестиционных рисков и так далее.

Одним из успешных примеров стратегических альянсов в бизнесе является Альянс Renault-Nissan, позволивший значительно снизить издержки и добиться максимальной синергии в производстве, инженерных разработках, маркетинге и закупках. По оценкам экспертов годовая синергия франко-японского альянса автопроизводителей в 2016 году составит практически 4,5 миллиардов евро.

В условиях новой глобальной реальности и долгосрочного снижения традиционных рынков сбыта казахстанских товаров нашим корпорациям необходимо задействовать максимально широкий спектр возможностей. Создание и продвижение взаимовыгодных альянсов с равновесными компаниями других государств «среднего класса» позволит значительно расширить стратегические горизонты развития отечественного бизнеса и закрепит его лидирующую роль в регионе Центральной Евразии.

Для реализации этого сверхамбициозного плана потребуется новая генерация менеджеров, своеобразных предпринимателей-неономадов, способных эффективно работать в условиях повышенной неопределенности, прекрасно ориентирующихся в сверхплотной динамике международных рынков и умеющих взаимодействовать с людьми различных культурных традиций.

В рамках логики известной максимы «бизнес – это война», рожденной в жестком противоборстве японских корпораций с американским господством в мировом бизнесе, можно предложить новую сюжетную линию, в которой помимо потомков самураев свою роль могут сыграть и «тумены» современных номадов в виде передовых казахстанских компаний, готовых начать «умную» экспансию в глобальном масштабе.

 

Ануар КАЛИЕВ

Автор:
Ануар КАЛИЕВ

аналитик политико-экономических процессов

 

Resusrs Resurs Facebook Twitter Google Plus Youtube Instagram Linkedin VKontakte