Казахстан-Франция или туда-сюда

Я уехал из Казахстана во Францию в 2000 году – мне было 26 лет. Поехал из любопытства и желания неизвестного. В страну и город, которые любил, и к человеку, которым восхищался. Я думал над его приглашением 15 секунд, чтобы сказать: «Да», не зная ни размер зарплаты, ни количества рабочих часов. Я знал, новый шеф авантюрист и мечтатель, и было безумно интересно. В одночасье попал в новую страну, город, язык, профессию, коллег и ритм жизни.

Но одновременно я и уехал. Из родного города, страны, от друзей и родителей. От всего, что сделало меня первым гроссмейстером Западного Казахстана, «местной знаменитостью», большой портрет которого красовался в центре города напротив Ледового Дворца Спорта.

К 26 годам я успел многократно побывать в роли почётного и дорогого гостя на различных праздниках и ужинах, дать десятки интервью, засветиться в радио и телепередачах, местной прессе. Устать от тысяч елейных слов, искреннего участия, от почёта и уважения. От безденежья, обещаний и дипломатического общения. Правда, в 2000 году в Уральске, безденежье ощущали многие.

Во Франции я начал работать тренером в клубе – ежедневная рутина, малознакомый язык, ученики всех уровней от 8 до 80 лет. Зарплата приличная, но не более.

С самого нуля в новой роли, в другой стране. И это было прекрасно - фантастические люди, новые друзья, новые вызовы и проверки на «вшивость». За три года в Каннах я научился больше, чем за десяток лет дома.

Стоило уехать, как дома заговорили.

- Ты дурак? Единственный гросс в регионе и работаешь с детьми? За зарплату? – негодовали земляки.

И толковали о возвращении. Долгое время я был глух – слишком увлекала работа в Каннах, ученики становились чемпионами, меня позвали тренировать юношескую сборную Франции. Это была простая, честная, иногда нелёгкая, но захватывающая жизнь по преодолению себя.

Но по прошествии трёх лет я устал. От выросших и успокоившихся учеников, от цивилизованной Европы, неугомонного шефа. Языком овладел, Париж и географию «шестиугольника» знал лучше многих, неизвестные французы стали понятными и потеряли загадочность. Одни задачи были выполнены, другие не поставлены. Денег я не скопил, но знал, что при необходимости смогу их заработать.

Я стал сильнее не только как тренер, но и как шахматист – игра рядом с Адамсом, Шировым, Бакро, Ткачёвым не прошла бесследно.

Я захотел перемен. Дома меня ждали. Работа за границей принесла государственную медаль. Лето 2003 встречал в Уральске в самых оптимистичных ожиданиях.

Вернулся я в ранге суперзвезды. Новое областное начальство встречало, газеты писали, я раздавал интервью направо и налево. Строились планы, мой европейский опыт преподносился как очень важный. Казалось, вот-вот начнётся новый, интересный этап – теперь в родном городе.

Однако вскоре наступила осень, а вместе с ней улетели лучи горячих надежд. Аким области засобирался уезжать, работники акимата заволновались о своей судьбе.

Чем дольше я оставался, тем с большим пренебрежением со мной общалась чиновничья рать. В городе поползли слухи о моём фиаско во Франции. Как говорили, иначе бы не вернулся. Аргумент, что интересно поработать на родине воспринимался как отмазки лузера. Все обещания успешно забылись.

- Ты идиот? Как ты мог вернуться ОТТУДА? – удивлялись те же самые люди. Три года они меня укоряли за тихий отъезд на чужбину.       

Пришла зима. И не оставила мне выбора. Я снова уехал – в этот раз за мечтой юности - жить в Париже.

P.S. За два дня до отъезда я сделал один из сильнейших ходов в жизни – женился. Просто это уже другая история. 

Муртас КАЖГАЛЕЕВ

Автор:
Муртас КАЖГАЛЕЕВ

международный гроссмейстер, чемпион летних Азиатских игр 2006 года по быстрым шахматам, чемпион Казахстана

 

Resusrs Resurs Facebook Twitter Google Plus Youtube Instagram Linkedin VKontakte

 

Свежие материалы автора:

ТОП-5 месяца

    социальная
    рекомендация
    коммерческая