Восточный вокзал

- «Евролайн» - это не наш уровень, пойми. - отговаривал меня подвыпивший Дре.

Мы опаздывали на автобус Гент-Париж.

- Поедем поездом.

Я не брезговал дешевым автобусом, но поддался течению волны - отличному настроению товарища. Скоростной поезд «Thalys» завершил наш бельгийский тур – плохой для меня и удачный для моего друга.

Мы прибыли на Северный вокзал в восемь вечера. Коллега, подзарядившись в вагоне-ресторане двумя бутылками «Bordeaux», не хотел расходиться.

- Смотри: автобус приходит в десять, а Катя ждёт тебя не раньше одиннадцати. У нас есть ещё три часа. – убеждал он.

Я, расстроенный турнирными неудачными, не был настроен на праздник, но вновь уступил.

- ОК, но много пить не буду.

- А я попью красного - заключил Дре, и на том мы сошлись.

Мы дошли пешком до Gare de L`Est - с Восточного вокзала отправлялись поезда в пригород. Как и любой вокзал большого города, он кишит отбросами общества, но в одной из пиццерий, мы укрылись от толпы. Гроссмейстер налегал на превосходный «Сен-Эмилион».

Выпивать с Дре - занятие увлекательное, но опасное. С каждым новым бокалом культурный человек, коренной москвич, с тончайшим чувством юмора на глазах превращался в подмосковного бандита из девяностых, в алкогольном угаре готового на любые безрассудства.

Ресторан закрывался.

- Может в ночной Париж? - уже в пятый раз за вечер призывал Дре. Он перешел на коньяк и крепкий напиток будил в нём агрессивность и жажду приключений. Время перевалило за полночь, вино не кружило мне голову и я хотел домой.

- Нет, не сегодня – убеждённо, и даже скучно сказал я, не поддерживая хмельного энтузиазма друга.

- Хорошо, хорошо. Только посади меня на поезд.

Мы расплатились и вышли к вокзалу. Следующий поезд отправлялся через двадцать минут.

- Как раз время для одного стакана, - сказал Дре.

Мы сели на уличной террасе вокзального кафе. Официант принёс меню, но я не успел его открыть - товарищ скомандовал два двойных коньяка.  На цены ему было плевать. Я отложил меню в сторону, ожидая терпкого «Мартеля» - пить не хотелось, но заказ уже был сделан.

- Блять, компьютер!  Где он, ты не видел? - сдерживая эмоции, я отказывался верить глазам - сумка с компьютером куда-то пропала.

- Может осталась в кабаке? - попытался обнадёжить Дре.

Я рванул обратно в пиццерию. Там мыли полы.

- Нет, месьё, вы ничего не оставляли.

Когда я вернулся, Дре с полным бокалом коньяка стоял у стойки бара и увлечённо разговаривал. Он нашел свидетеля кражи, и был полон оптимизма.

- Вот, он всё знает, - друг указал на смуглого широкоплечего юношу с татуировками по всему телу. - Сейчас вызовем мусоров.

- Ты всех запомнил? -  Дре закурил. Инцидент явно взбодрил гроссмейстера. - Это три араба украли, парень их видел.

- Я их знаю так же, как и ты. И вообще ничего не видел - с ухмылкой в голосе ответил брюнет.

- Как? Ты же только что мне всё рассказал! - От неожиданности Дре явно не верил ушам.

- Я пошутил. – Наглая торжествующая улыбка озарила загорелое лицо.

Дре вдруг понял, что над ним издевается этот щенок с Восточного Вокзала, и простить этого не мог.

-Ты что тварь, ты с кем шутишь? - рассвирепел Дре, и стряхнул пепел сигареты парню прямо на глаз. Шахматист был на грани безумия.

- Что, мразь, лоха нашел? - и коротко затянувшись, обжёг лицо подростка ещё раз.

Молодой араб с большой силой оттолкнул Дре двумя руками и гроссмейстер, потеряв равновесие, упал на пол. Поднявшись, он сделал неуклюжую, но удачную попытку нанести ногой в голову с разбегу. Тут в драку вмешались бармены и с криками выгнали всех на улицу. Юноша куда-то пропал.

- Звоню ментам - сказал Дре и полез за мобилой. Но карман пиджака оказался пуст! Пока он разыгрывал сцену из гангстерского фильма, парнишка занимался работой карманника и исчез в ночи вместе с дорогим телефоном.

- Идём в отель, будем звонить оттуда. Нельзя сдаваться, надо идти до конца! - и мы пошли по ряду маленьких, дешёвых гостиниц. Некоторые уже закрылись, но в одном месте дверь открыл большой алжирец средних лет.

- Заходите - он показал на висевший на стене телефон. Телефон был, пожалуй, его ровесником.

Дре набрал номер полиции. Но сильный славянский акцент, сдобренный несколькими литрами вина, не вдохновлял жандармов.

- Вы их видели? Сможете описать? - спрашивал женский голос на другом конце провода.

- Три араба украли у нас компьютер и телефон - в который раз настаивал гроссмейстер. Арабы на ресепшн нервничали — ночной гость им не нравился.

- Извините, но сейчас мы не сможем приехать - сказала девушка, заканчивая разговор.

-Ах ты, подстилка полицейская! - заорал Дре.

Трубка ответила короткими гудками - и полетела в стену. Дре кипел яростью.

-Я размажу тебя, мерзавец! - заревел огромный портье, выходя из-за стойки. - Пошел отсюда, козёл!

-Пардон, месьё. Извините нас, мы уходим - сказал я и мы выскочили на улицу.

Мы возвращались в кафе - уже никто не понимал зачем.

- Сейчас будем биться с этой шпаной. Я могу только ногами - рука не работает после Доминиканы (прошло уже больше года со знаменитой драки Дре с проститутками на Карибах, но рана всё ещё чувствовалась).

- Давай, вся надежда на тебя - ободрял меня Дре, настраивая на мордобой.  

Мы двигались по узкому проходу в тусклом свете фонарей - навстречу шли большие черные парни.

- Кажется, это конец - шёпотом бросил гроссмейстер. - Держись.

Хода назад не было - мы были обречены. Страшные картины поплыли перед моими глазами. Я готовился к самому худшему.  Но неожиданно черные прошли мимо - их мысли были заняты чем-то другим. Нас отпустило.

- Может в ночной Париж? - в голосе Дре вновь звучала надежда.

- Нет, нет - хватит уже. – Мысль, что скоро окажусь дома, меня необычайно обрадовала.

- Я с тобой - домой сегодня не поеду - заключил мой коллега.

Я не был в восторге, но поступить иначе не мог - нас связало общее несчастье.

По дороге мы остановились у арабского магазинчика, где взяли ещё три флакона красного.

В половине третьего я позвонил в домофон, и Катя спустилась вниз открыть дверь. Она увидела не только полупьяного мужа, но и его приятеля, которого не сильно жаловала даже в лучшие дни.

- Катя, я не думаю, что ты очень хочешь меня сейчас видеть - начал Дре. - Но в этом мире мне идти больше некуда.

Он сказал настолько проникновенно, что доброе сердце моей жены не могло устоять. Мы подымались по винтовой лестнице на седьмой этаж - я с радостью возвращения, а Дре скрипя от усталости и жалуясь на проклятых буржуев.  Зайдя домой, мы заново пережили этот длинный вечер на восточном вокзале.

Минут сорок спустя мы с Катей полезли на мезонин, оставив Дре в одиночку с вином. Иногда он звонил себе домой.

Мне было стыдно. Я чувствовал себя страшно виноватым перед женой.

- Не переживай! Главное, что ты жив и здоров! И у нас будет ребёночек, а это всё пустяки!

Да, у нас будет ребёнок! - эта мысль мгновенно возвратила меня в умиротворённое состояние. Я понял, что вернулся домой, легко отделавшись. Обнял жену - мне было хорошо.                

На следующий день я купил себе новый компьютер, который прослужил три года.  Больше мы с Дре не гуляли.

Муртас КАЖГАЛЕЕВ

Автор:
Муртас КАЖГАЛЕЕВ

международный гроссмейстер, чемпион летних Азиатских игр 2006 года по быстрым шахматам, чемпион Казахстана

 

Resusrs Resurs Facebook Twitter Google Plus Youtube Instagram Linkedin VKontakte

 

Свежие материалы автора:

ТОП-5 месяца

    социальная
    рекомендация
    коммерческая