Коротко об итогах Астанинского экономического форума

Общие впечатления от астанинского форума как социального ивента достаточно позитивные: хорошее настроение и много интересных лиц.

Дискуссии же, разумеется, слишком поверхностные для того, чтобы они были актуальны в профессиональном смысле. В заданных этим форматом условиях, известные люди приехали, чтобы за достаточно большие гонорары в общих чертах озвучить собственные тезисы, которые можно легко и порой бесплатно прочитать в опубликованной ими литературе.

По-серьезному критических и очень нужных комментариев практически не слышал, зато несколько раненых оптимистов встретил даже среди иностранцев, что, конечно, показывает уровень их непредвзятости, и, разумеется, никак не связано с бизнесом, который их организации получают от наших государственных структур.

Куча устаревших мудростей о необходимых структурных реформах со стороны иностранных мудрецов, и параллельная этому декларация о якобы успешном завершении этих самых реформ со стороны нашего государства: суды у нас теперь честные, кадровая политика меритократичная, а компетенции кадров на уровне Норвегии. Ничего кроме пассивного знакомства с историей конца двадцатого века не надо для того, чтобы понимать, что главная проблема не в идентифицировании нужных реформ, а в их имплементации, требующей политической воли и умных кадров. Про приватизацию уже даже не интересно писать.

Узнал, что МБРР даст $1 арбуз на покрытие дефицита бюджета в этом году, и что еще 400 млрд. тг. скорее всего скормят ЕНПФу. В таких условиях, думаю, не видать нам никакого долгосрочного тенгового фондирования для частного сектора еще на долгое время, потому что работающую кривую тенговой доходности за пределами 3-х месяцев НБРК построить не сможет.

Объясню почему: если НБРК разместит свои ноты, со сроком, гипотетически, 5 лет и даст доходность на уровне или выше нынешнего денежного рынка, то МинФин порвется в обслуживании своих будущих размещений, а если НБРК предложет ту же доходность, что МинФин хочет сейчас, то аукцион будет провален, так как БВУ предпочтут оставаться на ближней части кривой и прокручивать короткие ноты, сохраняя доходность.

Вывод: НБРК связывают руки, МинФину дается дорога на финансирование через принудительное использование денег пенсионных вкладчиков под отрицательные реальные ставки с учетом инфляции, а БВУ и их клиенты в реальном секторе забывают о долгосрочном фондировании надольше.

It's a deep recession.

ТОП-5 месяца

    социальная
    рекомендация
    коммерческая