Новая налоговая политика

В Казахстане ожидаются существенные изменения в налоговой политике. В частности рассатривается возможность введения налого с продаж вместо НДС.

В отношении налоговой политики предполагаются существенные изменения, которые условно можно разделить на три группы. Первая предполагает меры в рамках таможенного администрирования. Вторая предлагает меры в отношении доходов физических лиц – амнистии и всеобщего декларирования. Третья предполагает изменение принципов налогообложения бизнеса, а именно – введение налога с продаж вместо НДС. Данная статья будет посвящена прежде всего введению налога с продаж вместо НДС, однако для начала необходимо дать общую картину, показывающую взаимосвязь между всеми налоговыми инициативами.


Первая группа представлена следующими 4 шагами:

37. Оптимизация налоговых и таможенных политик и процедур. Сокращение количества таможенных ставок Единого таможенного тарифа по модели "0-5-12" в рамках однородных товарных групп на 6 знаках ТН ВЭД.

38. Введение принципа "единого окна" при прохождении таможенных процедур экспортерами и импортерами. Развитие системы электронного декларирования (внедрение автоматизированной системы таможенной очистки товаров). Сокращение количества документов для экспорта и импорта и времени их обработки.

39. Интеграция таможенной и налоговой систем. Импортер будет отслеживаться в целях налогообложения от момента ввоза товара на территорию Казахстана до его реализации.

40. Введение режима таможенной очистки "постфактум". Предоставление отдельным категориям участников ВЭД возможности выпуска товара до подачи декларации на товары.

Данные меры предполагают упрощение таможенного декларирования, вместе с тем, за счет интеграции систем и развития электронного декларирования, позволяющее отслеживание импорта до реализации конечному потребителю. При условии грамотного исполнения меры позволят ускорить процедуру растаможивания и обнулить потенциальные коррупционные издержки, что, естественно, является существенным положительным изменением для предпринимателей.

Вторая группа представлена 3 шагами:

41. Упрощение процедуры легализации имущества и денежных средств. Внесение изменений и дополнений в действующее законодательство.

42. Внедрение всеобщего налогового декларирования доходов и расходов с 1 января 2017 года для государственных служащих с последующим поэтапным переходом для всех граждан.

43. Создание сети центров для приема и обработки налоговых деклараций. Центры получат доступ к единому архиву электронных документов налогоплательщиков. Внедрение системы управления рисками. Декларанты будут ранжироваться по категориям риска для принятия решения о налоговом контроле. После первой сдачи декларации физические лица не будут подлежать повторной проверке в течение трех лет.

Введение всеобщего декларирования предполагает учет не только доходов, но и расходов физического лица. Эта инициатива продвигалась в прошлых годах, в достаточно жестком варианте, но постепенно облегчалась, в основном за счет введения упрощенного декларирования для тех, у кого нет доходов кроме зарплаты. Вместе с тем учет расходов предполагает, что в случае их превышения над доходами у налоговых органов будут вопросы – человеку придется обосновать источник расходов и доказать, что доходы не сокрыты от налогообложения. Если же деньги получены в рамках займа, то эти операции тоже будут фиксироваться в рамках декларирования, и неуказание будет нарушение как для того, кто получил займ, так и для того, кто предоставил.

Фактически государство будет иметь полную отчетность о движении денежных средств как на уровне отдельного человека, так и на уровне всего государства.

На первом этапе, в период до конца 2017 года, предполагается охватить системой декларирования самую подготовленную к этому часть населения (которые уже сдают декларации, пока в менее детализированной форме): в нее войдут депутаты, государственные служащие, судьи и их супруги. Также во время реализации первого этапа предлагается включение в систему декларирования работников государственных предприятий и административного персонала национальных компаний. На втором этапе всеобщего декларирования, который завершится до конца 2020 года, к всеобщему декларированию будет привлечена остальная часть населения.

Третья группа мер представлена 2 шагами:

44. Совершенствование механизмов взимания косвенных налогов. Детальное рассмотрение вопроса введения налога с продаж вместо налога на добавленную стоимость.

45. Оптимизация действующих налоговых режимов с обязательным ведением налогового учета доходов и расходов.

По этим мерам и мы дадим более полный анализ в текущей статье.

Текущая ситуация

Первая группа мер представляет собой меры процедурного характера, а вторая более существенна – она теперь будет соотносить официальные доходы и расходы человека, и когда расход превысит доход, то будет ставиться вопрос об источниках финансирования разницы. Естественно, перед всеобщим декларированием будет легализации имущества – явная и неявная. Явная проходит сейчас в виде программы по амнистии капитала и имущества, которая упрощена (отменили 10%-й сбор) по условиям и продлена до конца 2016 года.

Неявная амнистия будет в рамках сдачи первой декларации для тех, кто не сдавал, – по имуществу, указанному в первой декларации, налоговые органы не будут запрашивать происхождение доходов, за счет которых было приобретено имущество. Вместе с тем все вышеуказанные изменения поднимут для населения вопрос легализации зарплат, а для владельцев бизнеса – легализации доходов и, соответственно, оборотов своего бизнеса.

Однако действующая налоговая политика предполагает две проблемы. Во-первых, это высокая по отношению к текущим возможностям бизнеса налоговая нагрузка на общеустановленном режиме. Во-вторых, наличие механизмов, которые провоцируют использование обнальных схем (механизм зачета по НДС) или дробление крупного бизнеса на мелкие (использование "упрощенки" для минимизации налоговой нагрузки). Учитывая текущие экономические обстоятельства, которые приводят к снижению налоговых поступлений, государство находится перед тремя сценариями:

1. Сохранение действующих параметров налоговой политики, при этом резко усиливается борьба с обнальными структурами, которая рискует остановить деятельность их контрагентов.

2. Щадящая борьба с обнальными структурами, но при этом постепенно увеличиваются ставки по существующим налогам, что фактически увеличивает нагрузку на добросовестных налогоплательщиков.

3. Изменение налоговой политики таким образом, чтобы снизить формальную налоговую нагрузку до уровня "готовности платить", провести условную налоговую амнистию по накопленным нарушениям, "обнулить" спрос бизнеса на использование обнальных схем в последующем, внедрить экономические стимулы по уменьшению теневой экономики. 

Фактически сейчас наблюдается комбинация первого и второго сценариев – растут ставки налогов, но при этом усиливается борьба с обнальными структурами, что, естественно, вызывает негативный отклик со стороны бизнеса. Например, повышаются ставки налогов с ФОТ – с 1 января 2017 года вводятся обязательные пенсионные взносы с работодателя в размере 5%, повышается ставка ИПН с 10% до 11%, а 1 с января 2018 года вводятся взносы в рамках обязательного медицинского страхования. Все это приведет к росту налоговой нагрузки при выплате зарплаты на 80%. Помимо этого, согласно изменениям в Налоговый кодекс, принятым 3 декабря 2015 года, с 1 января 2017 года снижается порог начисления НДС с 30 000 МРП до 3 234 МРП.

Иначе говоря, со следующего года начнут платить НДС все, у кого оборот более 7,3 миллиона тенге, в том числе те компании, которые находятся на "упрощенке". Более того, для компаний на "упрощенке" оплата налогов с ФОТ переводится с полугодовой на ежемесячную основу, что позволит налоговым органам быстрее выявлять пустые ТОО.

Если не менять налоговую политику, то данный тренд продолжится – с одной стороны, при сохранении действующей налоговой политики это неизбежно, с другой – это предполагает ухудшение как условий для бизнеса, провоцируя все больше количество предпринимателей уходить в тень.

Масштаб "обнала"

ВВП в 2014 году составил 39 трлн тенге, а чистый экспорт немного превысил 5 трлн тенге. Фактически от 34 трлн тенге добавленной стоимости должно было поступить НДС в размере 4 трлн тенге, однако реально было уплачено чуть больше 1,1 трлн тенге, или в 3,5 раза меньше. Конечно, есть обороты, которые не облагаются НДС (например, реализация жилья и лекарств), а также есть секторы, где имеются льготы (например, сельское хозяйство), либо есть специальные налоговые режимы ("упрощенка"), однако все это не объясняет большую разницу. В целом, налоговая нагрузка по НДС составляет всего 3,5%. 

Если выделить отдельные секторы, то налоговая нагрузка по горнодобывающей промышленности составляет всего 1%, по обрабатывающей промышленности – 4,5%, по остальным секторам – около 4,7%. Естественно, есть компании, которые добросовестно платят НДС, но есть и такие, которые не платят. Зачастую для этого используются лжепредприятия, от связей с которыми случайно могут пострадать и добросовестные предприниматели.

Таблица 1. НДС и КПН – объем выплат в 2014 году и налоговая нагрузка к доходам

 КПН%НДС%КПН+НДС%
Всего1 708 2345,4%1 104 7333,5%2 812 9678,9%
ГДП1 259 85712,5%98 3371,0%1 358 19413,5%
ОП117 0302,4%224 0434,5%341 0736,9%
Остальные331 3472,0%782 3534,7%1 113 7006,7%

Источник: Комитет по статистике

За 9 месяцев 2015 года Комитетом государственных доходов начато досудебное расследование по 1 922 компаниям, имеющим признаки лжепредприятий, совокупный ущерб от которых оценивается в 119 млрд тенге. Еще 944 были уже сняты с учета как лжепредприятия. Естественно, проверка идет по отчетности за 2014 год. О масштабе распространенности проблемы говорит и то, что на начало 2014 года количество крупных и средних компаний составляло 16 860 компаний, из которых 9 221 компания является государственными. Иначе говоря, из 7 639 частных крупных и средних компаний 15% оказались лжепредприятиями и еще 20% могут оказаться таковыми.

Фактически бизнес находится в дилемме – либо платить налоги полностью и сократить свою рентабельность, особенно на фоне кризиса, либо использовать различные схемы ухода от налогов и постоянно переживать за последствия. Ведь использование схем предполагает в лучшем случае доначисление налогов сверх уже понесенных расходов на комиссии по "обналу" (комиссии за использование фиктивных счетов-фактор составляют в пределах 5–8% от выставляемых сумм), а в худшем случае юридические последствия для компании и ее руководителя, так как согласно п. 3. статьи 245 Уголовного кодекса РК "Уклонение от уплаты налога и (или) других обязательных платежей в бюджет с организаций" в особо крупном размере (50 тыс. МРП = около 113,5 млн тенге) наказывается лишением свободы на срок от шести до десяти лет. 

Надо отметить, что "обнал" возможен лишь благодаря наличию схемы "зачета", которая и создает соблазн для предпринимателя взять в зачет фиктивные расходы. Особенно если такие услуги предлагаются обнальными структурами, создаваемыми госчиновниками, – не секрет, что сотрудники госструктур (налоговые и правоохранительные органы) сами создают такие структуры, предлагая "услуги" бизнесу, либо покровительствуют им.

Есть еще логика момента – компании, использующие схемы ухода от налогов, локально получают выигрыш в рентабельности и тем самым могут давать меньшие цены на свои товары и услуги, чем та, которая платит налоги полностью.

Пока "схема" будет выявлена, уйдет минимум год – два, а потому компания сможет выиграть тендер, а добросовестная компания либо закроется, либо, если хочет остаться на плаву, тоже будет вынуждена начать использовать "схемы".

Если бы все платили налоги одинаково, тогда недобросовестные компании не имели бы локального преимущества. Надо еще понимать, что часть "обнальных" структур существует и благодаря необходимости платить "откат" (неважно, государственная или частная структура) – кто-то для этого использует совершенно легальные схемы (оформляя расходы в виде зарплаты, а "очищенные" деньги передавая тому, кто требует "откат"), а кто-то нелегальные (идет на использование "обнальных" структур). 

Послабления как лазейки

Обнал не является единственной проблемой. Наряду с тем, что государство получило 1,1 трлн тенге в виде НДС, оно должно вернуть около 600 млрд тенге экспортеров, при этом сумма общей задолженности государства перед бизнесом растет каждый год и превышает сейчас свыше 1,5 трлн тенге. И здесь тоже есть свои особенности – часть возврата основана на законных оборотах, а часть на фиктивных, но пока нет единого мнения касательно пропорций (оценки фиктивного оборота варьируются от 10% до 90%). Мы не можем дать свою оценку, так как для этого надо владеть детальными данными по компаниям, в том числе по налоговой нагрузке, но если допустить, что оборот на 100% достоверен, тогда налоговая нагрузка в экономике по НДС еще меньше – не 3,5%, а 1,7%. Надо отметить, что суммы возврата ежегодно растут, и нет ни намека на возможное снижение. 

Государство находится перед выбором – с одной стороны, оно должно создавать налоговые условия для бизнеса, с другой – бороться с использованием этих условий для ухода от налогов, видя во всех преступников. На практике это проявляется в том, что налоговые инспекторы уверены, что стоит прийти с проверкой, то какое-то нарушение обязательно выявится, и предприниматель в "добровольном" порядке доначислит и уплатит налоги. Фактически даже добросовестные предприниматели не уверены в том, что у них все правильно посчитано, ибо простая на первый взгляд конструкция НДС на самом деле усложняется за счет трактовки расходов, можно ли их относить к зачету или нет. И эта постоянная боязнь проверки резко снижает уровень комфорта для каждого предпринимателя.

Есть еще одно послабление, а именно "упрощенка", которая позволяет легальным способом снижать налоговую нагрузку. Средний или крупный бизнес, особенно в торговле, начинает дробить свои обороты так, чтобы оно было распределено на многочисленные ТОО и ИП – пока обороты не превышают 30 тыс. МРП (чуть больше 60 млн тенге), налоговая нагрузка составляет 3% с оборота. По сути, это налог с продаж, который очень прост в расчете, а потому нравится бизнесу. Неудобство заключается лишь в том, что есть верхний лимит в 30 тыс. МРП, после достижения которого необходимо открывать новое ТОО/ИП. А если это большая структура, тогда приходится плодить большое количество ТОО/ИП. Иные компании могут открывать ТОО/ИП на сотрудников, которые становятся неактивными при увольнении и постепенно идут на ликвидацию. Это привело к тому, что на 1 января 2016 года из 360 тыс. юридических лиц около 351 тыс. (97,5%) являются малыми, при этом только треть (117 тыс., а за вычетом государственных, около 94 тыс.) являются активными.

На начало года были зарегистрированы и еще не проявили активности 28 тыс. малых ТОО, а на стадии ликвидации находилось 4 тыс., а вообще в течение года ликвидируется около 15–20 тыс. малых ТОО. Не лучше ситуация и с ИП, число которых дошло до умопомрачительных 1,3 млн в начале 2015 года, из которых действующими считалось половина, а активными, скорее всего (предположительно, так как официальной статистики нет), была только треть. Правда, в 2015 году активно пошла работа по принудительной ликвидации ИП, которые годами не сдают отчеты и "висят" в налоговых базах, в связи с чем к концу 2015 года число ИП сократилось до 1,1 млн – это 200 тыс. закрытых ИП.

Фактически все это рождает постоянную борьбу между бизнесом и государством, которое пытаясь закрыть все лазейки, либо повышает налоговую нагрузку, либо делает очень сложным налоговый учет.

Как следствие, даже добросовестный предприниматель не может быть уверен на 100% в том, что правильно ведет налоговый учет, что проверка не выявит обороты, которые нельзя брать в зачет, не говоря уже о достаточном количестве непорядочных налоговиков на местах, которые любые инициативы по пополнению бюджета используют для личного обогащения, создавая дополнительные проблемы предпринимателям.

Есть идеальное решение, которое предполагает, что вдруг все чиновники стали честными, качество госуправления стало таким, что оно заботится о бизнесе, как мать о своем ребенке, что обнальные структуры в принципе невозможны, но это вряд ли возможно в ближайшие годы, более того, в реальности борьба с обнальными структурами в случае 100% эффективности может нести личные риски для того, кто эту борьбу возглавил, до тех пор сама конструкция налоговая политики создает соблазны ухода от налогов. Фактически создалась ситуация, когда стандартные меры не действуют либо приведут к ухудшению положения бизнеса, поэтому возникла потребность в нестандартном решении. 

Возможное решение – налог с продаж

Вместе с тем в сложившейся ситуации есть решение, которое может устроить всех – и государство, которое получит рост налоговых поступлений с минимальными расходами на администрирование, и бизнес, для которого налоговая нагрузка снизится так, что он сможет вывести из тени все свои обороты, при этом не будет необходимости дробить бизнес и бояться налоговой проверки, и для общества – через рост социальных расходов и прекращение дальнейших попыток по росту налоговой нагрузки на население.

Сейчас предполагается ввести налог с продаж, конструкция налога с продаж претерпела несколько вариантов. Ключевой особенностью налога является то, что отсутствует "зачет", иначе говоря, чтобы получить сумму налога к уплате, достаточно просто умножить выручку на ставку налога. Первоначально предполагалось сделать ставку в размере 10%, однако с учетом каскадного эффекта (так как зачета нет) это приводило к двукратному росту налоговой нагрузки (до 20–24%) по сравнению с НДС (12%). Потом решили уплату налога привязать к цели приобретения товара – если он покупается на склад, то налог не платится, а если для потребления/использования, то платится. Но такая схема привела бы к тому, чтобы появились обнальные структуры со стороны "дохода" – компания продала бы товар на склад, а покупатель копил бы товары, а в какой-то момент просто обанкротился бы. В итоге решили вернуться к первому варианту, но ставку снизить до 5%. 

Вместе с тем официальной конструкции налога еще нет – нет ни законопроекта, ни рабочей группы, ни расчетов. Пока есть только поручение Президента в рамках Послания от 30 ноября 2015 года: "Нам необходимо пересмотреть всю систему государственных доходов и расходов. Прежде всего, следует расширить доходную базу бюджета. В 2017 году надо ввести вместо нынешнего НДС налог с продаж. Следует отменить все неэффективные налоговые льготы. Налоговые режимы надо оптимизировать – оставить только три уровня. Это – общий патент для индивидуальных предпринимателей и специальный налоговый режим для малого и среднего бизнеса, а также аграрного сектора. Такой механизм будет выводить "теневую экономику" на свет".

В данной статье мы представляем конструкцию, которая является наиболее вероятной при дальнейшем обсуждении, а также наиболее оптимальной с точки зрения потребностей государства и бизнеса.

Конструкция НсП

Наиболее оптимальной является конструкция налога с продаж, которая учитывает отраслевую специфику и делится на следующие разновидности:

1. Единый аграрный налог для сельского хозяйства (вместо НДС и КПН): 

- ставка равна 1% (в дальнейшем можно и обнулить), при условии, что доход поступает безналичным способом напрямую от предприятий розничного сектора, обрабатывающей промышленности и экспорта;

- также по ставке в 1% облагается доход наличными в пределах 1 тыс. МРП в месяц (послабление для крестьянских хозяйств); 

- в остальных случаях ставка составляет 20%.

Фактически сельское хозяйство ставится в условия, что при безналичном доходе налоговая нагрузка резко снижается (до 1%), такая же нагрузка, если доход не больше 2,2 млн тенге в месяц (или около 26 млн. тенге в год), а если больше, то ставка равна 20%, стимулируя получение дохода безналичным способом. Такая конструкция не только позволяет учитывать особенности деятельности крестьянских хозяйств – те, кто не привык к наличному обороту, имеет доход намного меньше 2,2 млн тенге в месяц, а те, кто больше, уже давно работает через банк. При этом никто не будет использовать аграрный налог как способ сокращения налоговой нагрузки на других участках, так как везде будет налог с продаж. Уплата налога – раз в полугодие в местный бюджет.

2. Розничный налог (единый налог вместо НДС и КПН) для предприятий розничного сектора (розничная торговля и общепит, услуги, за исключением игорного бизнеса и других услуг, указанных в п. 3.):

- для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, ведущих деятельность в сельской местности, – ставка 5% на любые виды и объемы доходов;

- для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, ведущих деятельность в городской местности, – ставка равна:

- в 2017 году – 5% на безналичные и наличные доходы;

- в 2018 году – 5% на безналичные доходы и 7% на наличные доходы;

- в 2019 году – 5% на безналичные доходы и 9% на наличные доходы;

- в 2020 году – 5% на безналичные доходы и 12% на наличные доходы.

- сохраняется специальный налоговый режим (ставка 3%) для тех, у кого доходы не превышают 3 234 МРП (или около 7,3 млн тенге), а при превышении компания переходит на общеустановленный режим и будет платить всего 5% вместо текущих 15% (3% +12%). 

Конструкция предполагает постепенное привыкание к налогу, без резких изменений, с постепенным повышением ставки за наличный доход, с целью стимулирования безналичного способа его получения. При этом есть послабления для села, доля которого в официально регистрируемой розничной торговле составляет всего 7%. Уплата налога ежемесячно в местный бюджет, при этом субсидии из бюджета сокращаются на 80% от суммы поступления по налогу, что мотивирует местные власти создавать все условия для развития торговли. Одновременно разрешается банкам представлять услуги налогового агента в целях автоматизации расчета и уплаты налогов, не говоря уже о массовой конкуренции среди банков за торговые компании, что приведет к снижению комиссий. 

3. Для других отраслей налог с продаж (НсП) может быть внедрен на следующих условиях:

- НсП внедряется только вместо НДС, то есть там, где НДС не было, НсП не появится (строительство жилья, реализация лекарств, финансовые услуги и т.д.);

- ставка НсП равна 5%, при этом КПН снижается с 20% до 15%;

- НДС при импорте будет заменен на НсП при импорте, то есть ставка снизится с 12% до 5%;

- для нефтегазового сектора НсП будет внедряться на принципе, что общая налоговая нагрузка не вырастет – в обратном случае будет снижение ставок по другим налогам (собственно, сейчас снижаются ставки ЭТП), либо будет нулевая ставка НсП при импорте оборудования для целей разведки и добычи;

- вводится режим агентского соглашения на следующих условиях:

- только для дистрибьюторских компаний, которые покупают потребительские товары у предприятий обрабатывающей промышленности и реализуют розничным сетям – эту справку может присвоить производитель простым уведомлением налоговых органов;

- в режиме агентского соглашения дистрибьютор может ставить на вычеты НсП, уплаченный производителем;

- для предприятий обрабатывающей промышленности возможно установление ставки НсП в размере 3% в первые три года, с возможным продлением срока действия ставки;

- сохраняется возврат НсП при экспорте, но только для предприятий обрабатывающей промышленности.

Такая конструкция позволяет практически на всех участках снизить налоговую нагрузку или как максимум не повысить. Уплата налога ежеквартально в республиканский бюджет.


Сравнение налоговой нагрузки

С целью сравнения налоговой нагрузки представляем сравнение между предлагаемой конструкцией и той, которая будет в 2017 году согласно принятым изменениям: 

Пример 1 – один передел:

Импортер комплектующие для мебели (ДСП и фурнитуру) за 1,0 млн. тенге:

- при старой схеме платится НДС в размере 1,0 млн. тенге х 12% = 120 тыс. тенге;

- при новой схеме платится НсП в размере 1,0 млн. тенге х 5% = 50 тыс. тенге.

Налоговая нагрузка снизилась со 120 тыс. тенге (12%) до 50 тыс. тенге (5%).


Пример 2 – два передела:

Импортер завез комплектующие для мебели (ДСП и фурнитуру) за 1,0 млн. тенге.

Производитель мебели купил комплектующие у импортера за 1,5 млн. тенге.

- при старой схеме платится НДС в размере 1,5 млн. тенге х 12% = 180 тыс. тенге;

- при новой схеме платится НсП в размере 1,0 млн. тенге х 5% + 

1,5 млн. тенге х 5% = 125 тыс. тенге.

Налоговая нагрузка снизилась со 180 тыс. тенге (12%) до 125 тыс. тенге (8,3%).



Пример 3 - три передела:

Импортер завез комплектующие для мебели (ДСП и фурнитуру) за 1,0 млн. тенге.

Производитель мебели купил комплектующие у импортера за 1,5 млн. тенге.

Крупный оптовик* купил мебель у производителя за 2,5 млн. тенге.

- при старой схеме платится НДС в размере 2,5 млн. тенге х 12% = 300 тыс. тенге;

- при новой схеме платится НсП в размере 1,0 млн. тенге х 5% + 

1,5 млн. тенге х 5% + 

2,5 млн. тенге х 5% = 250 тыс. тенге.

Налоговая нагрузка снизилась с 300 тыс. тенге (12%) до 250 тыс. тенге (10,0%).

*Примечание: дальше производитель может сам напрямую продавать потребителю, но для анализа предположим, что производитель продал оптовику.



Пример 4 – четыре передела:

Импортер завез комплектующие для мебели (ДСП и фурнитуру) за 1,0 млн. тенге.

Производитель мебели купил комплектующие у импортера за 1,5 млн. тенге.

Крупный оптовик купил мебель у производителя за 2,5 млн. тенге.

Розничный магазин купил мебель у крупного оптовика за 3,0 млн. тенге.

- при старой схеме платится НДС в размере 3,0 млн. тенге х 12% = 360 тыс. тенге;

- при новой схеме платится НсП в размере 1,0 млн. тенге х 5% + 

1,5 млн. тенге х 5% + 

2,5 млн. тенге х 5% + 

(3,0 – 2,5) млн. тенге х 5% = 275 тыс. тенге.

Налоговая нагрузка снизилась с 360 тыс. тенге (12%) до 275 тыс. тенге (9,1%). 



Пример 5 – пять переделов.

Импортер завез комплектующие для мебели (ДСП и фурнитуру) за 1,0 млн. тенге.

Производитель мебели купил комплектующие у импортера за 2,0 млн. тенге.

Крупный оптовик купил мебель у производителя за 2,5 млн. тенге.

Розничный магазин купил мебель у крупного оптовика за 3,0 млн. тенге.

Розничный магазин продал мебель потребителю за 3,5 млн. тенге.

- при старой схеме платится НДС в размере 3,5 млн. тенге х 12% + 

3,5 млн. тенге х 3% (упрощенка) = 525 тыс. тенге;

- при новой схеме платится НсП в размере 1,0 млн. тенге х 5% + 

1,5 млн. тенге х 5% + 

2,5 млн. тенге х 5% + 

(3,0 – 2,5) млн. тенге х 5% +

3,5 млн. тенге х 5% = 450 тыс. тенге.

Налоговая нагрузка снизилась с 525 тыс. тенге (15%) до 450 тыс. тенге (12,8%). Надо отметить, что первых четырех переделах еще уплачивается КПН, по котором тоже будет снижение, так как ставка снизится с 20% до 15%. 


Положительные эффекты

Помимо снижения налоговой нагрузки, как в целом, так и на каждом участке отдельно, есть еще другие положительные последствия:

1. Полное обнуление спроса на "обнал", ведение бизнеса без страха налоговой проверки и пополнение бюджета.

Те расходы, которые раньше бизнес платил в виде комисси за "обнал", теперь пойдут в бюджет, а бизнес в принципе перестанет бояться проверок, так как изначально невозможен зачет и, соответственно, сомнительные контрагенты. Это обнуляет все неофициальные расходы бизнеса по "обналу" и последующим проверкам.

2. Снизится налоговая нагрузка на бизнес.

На тех участках, где присутствует НДС, налоговая нагрузка снизится. При обсуждении эффекта НсП зачастую используется термина каскадности, причем в контексте, подразумевающем неизбежный рост налоговой нагрузки. Иногда каскадность понимается буквально – количество переделов просто умножается на 5%, хотя как это указано в вышеприведенном примере, на каждом переделе своя цена, а потому 5% надо умножать на цену, и тогда будет высчитано корректное сравнение налоговой нагрузки. Более того, вышеуказанный пример, показывающий снижение налоговой нагрузки на всех участках, не учтен эффект более низкой ставки для сельской хозяйства (1% вместо 5%), не указан эффект снижения ставки КПН (15% вместо 20%), не указан эффект отсутствия НДС/НсП по ряду товаров и услуг (жилье, лекарства, финуслуги и т.д.), не указан эффект СЭЗ (где обычно открываются новые переделы и не платятся налоги), не указан эффект обнуления неофициальных расходов бизнеса на обнал и прохождение проверок и т.д. – все это, естественно, только снижает влияние каскадности, а значит, обеспечивает еще меньшую налоговую нагрузку.

3. Возможность ведение бизнеса без дробления, чистка бизнес-реестра.

Бизнес начнет создавать юридическую структуру, которая форма будет соответствовать факту. Не надо будет дробить на десятки ТОО и ИП – будет достаточно иметь одно ТОО и филиалы. Все "лишние" ТОО и ИП будут приостановлены и постепенно ликвидированы, а государство получит чистый бизнес-реестр. Это обнулит расходы бизнеса на сопровождение сложной юридической и бухгалтерской структуры.

4. Сократится количество посреднических структур.

С целью минимизации налоговой нагрузки количество посреднических структур сократится до естественного минимума. При этом сохранятся посредники-дистрибьюторы производителей потребительских товаров. В вышеуказанных примерах производитель постарается продавать мебель напрямую, чтобы не терять маржу. В случае роста числа переделов постепенно возможно снижение ставки, либо другие механизмы, которые учтут такие структурные изменения, но к этому вопросу экономика подойдет не ранее чем через 5 лет.

4. Производитель и импортер сохраняют равную налоговую нагрузку, а в случае производства потребительских товаров даже получает более низкую налоговую нагрузку, чем импортер.

Это достигается за счет внедрения схемы агентского соглашения, которое позволяет не повышать налоговую нагрузку из-за наличия дополнительного звена. При этом сохранится возврат уплаченного НсП для обрабатывающей промышленности. Данная мера дает возможность производителям потребительских товаров конкурировать на зарубежных рынках сбыта.

5. Стимулируется производство продукции с высокой добавленной стоимостью, так как чем выше добавленная стоимость, тем больше эффект замены НДС (12%) на НсП (5%).

6. Для сельского хозяйства резко снижается налоговая нагрузка и упрощается налоговое администрирование. Вместо НДС и КПН вводится единый аграрный налог, а ставка устанавливается на уровне в 1%, при этом конструкция установлена таким образом, что стимулировались прямые поставки в предприятий обрабатывающей промышленности и розничного сектора. При этом сохраняются послабления для крестьянских хозяйств.

7. Сохраняется специальный налоговый режим для тех, у кого годовой доход ниже 7,3 млн тенге, а также единая ставка розничного налога для предпринимателей, работающих на селе.

8. Местные бюджеты будут создавать все условия торговли, так как рост поступления от розничного налога будут направляться в местные бюджеты, при этом субсидии будут сокращаться в меньшей пропорции – это создает явную мотивация для местных властей с целью получения большей бюджетной свободы.

9. Будут стимулироваться безналичные доходы, что постепенно поможет в борьбе с коррупцией. Надо отметить отдельно по розничному налогу, что существует мнение о том, что население не использует карточки для оплаты товаров – это не совсем корректное мнение. С одной стороны, население использует карточки в основном для снятия денег, теряя 0,2–1% на комиссии (либо сами, либо через работодателя), но с другой стороны, это же население уже давно использует карточки в повседневных платежах. Согласно данным Национального банка РК, на 1 января 2016 года в стране было выпущено 17,3 млн карточек на 14,3 млн человек, при этом активными являются 8,5 млн карточек. Объем совершенных транзакций, за вычетом снятия наличности, составил в 2015 году свыше 73 млн, в том числе 40 млн через POS-терминалы, и около 16 млн при оплате через интернет-ресурс. Поэтому, в целом, население готово – достаточно лишь, чтобы бизнесу стали выгодны безналичные платежи. 

10. Сильно упростится налоговое администрирование, как на уровне предприятие, так и на уровне государства.


Вместо заключения


Данная конструкция налога с продаж является предварительной, а окончательная будет ясна осенью текущего года. В случае внедрения именно такой оптимальной конструкции налог с продаж принесет пользу. Будем надеяться, что налог будет внедрен именно в этом варианте, и тогда есть шанс на качественное изменение структуры экономики.

Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ

Автор:
Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ

директор Центра макроэкономических исследований, председатель правления  общественного объединения «Taiburyl» 

cmi.kz taiburyl.kz Facebook Twitter Google Plus Youtube Instagram Linkedin VKontakte

Свежие материалы автора:

ТОП-5 месяца

    социальная
    рекомендация
    коммерческая